ЭТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИЦИНЫ
В.Н.Казаков
Актовая речь, произнесенная 26.11.2010 года
 на торжественном собрании в честь 80-летия 
Донецкого национального медицинского университета им. М.Горького
(полный текст)

     Я долго думал, что мне сказать своим коллегам в день 80-летия Донецкого национального медицинского университета им.М.Горького. Можно было бы рассказать о славной истории нашего вуза, здесь есть достойные примеры,  чтобы мы вспомнили о них в день юбилея. Можно было бы рассказать о тех научных достижениях и находках, которыми изобилует жизнь нашего вуза, и которыми было бы не стыдно поделиться с вами в наш праздник.
     Но я почему-то с каждым годом все больше и больше задумываюсь о роли нравственности в жизни людей и того места, которое она занимает в нашей профессии. Эти вопросы не оставляют равнодушными и многих моих коллег, я им хочу лишь напомнить, что они слышали и пережили в своей жизни, касательно нравственности. В этом я не вижу ничего крамольного, если то, о чем я собираюсь говорить, созвучно их мыслям, ведь еще великий Н.И.Пирогов говорил: «То, что имеет основанием истину, следует напоминать, не боясь показаться надоедливым». И все же хочу подчеркнуть, что мы педагоги, а всякое учение – это действие, направленное в завтрашний день, поэтому все, о чем пойдет сегодня речь, больше всего касается тех, кто будет лечить страждущих завтра, послезавтра, словом в близком и отдаленном будущем. А, если вы разделяете мою точку зрения, то эти мысли с вашей помощью дойдут однажды и до наших студентов.
     То, о чем пойдет речь, состоит из двух вопросов: нравственность современного общества и нравственность современной медицины. Возникает вопрос, почему вместо освещения проблем нравственности в медицине мы касаемся и общества в целом. Ведь для общества важны  проблемы, которые на первый взгляд не имеют отношения к нашей профессии. Это, казалось бы, далекие от медицины сферы человеческой жизни такие, как пути развития общества, включая его пороки,  трансформация нравов и прочее. Подумать о том, что все это не имеет отношения к медицине можно только в том случае, если максимально сузить само понятие «медицина». На самом же деле она, как раздел человеческого знания, решает главную проблему – проблему выживания человечества на Земле, проблему самоопределения человека как природного и культурного существа. И решает их путем обеспечения здоровья личности и здоровья нации. Предметами ее изучения являются широчайший спектр вопросов – даже такие из них, как влияние общества и природной среды на человеческий организм, проблемы человеческой духовности как основы психического и физического здоровья человека, социальные причины «болезней века», этические основы врачевания. Все, чем занимается медицина, делается для постижения тайны жизни и тайны человека. Поэтому мы рассматривать нравственность в медицине не можем в отрыве от жизни человеческого общества.
     Теперь несколько слов о дефинициях. Что нужно понимать под нравственностью? По сути своей в понятие нравственности в широком смысле входят такие категории, как мораль, собственно нравственность и этика, как философское их толкование.
     Давайте определим, что такое мораль и что такое нравственность? Если открыть «Большой энциклопедический словарь» или «Всемирную энциклопедию». Раздел – «Философия», то там мы увидим следующее описание этих понятий: «мораль (нравственность) от лат. moralis – нравственный, mores – нравы». Кажется, что мораль и нравственность – это одно и то же. Но такая трактовка устарела, и сегодня эти понятия разделены по смыслу. Как же сегодня они трактуются и чем отличаются?
    Мораль – это сумма установившихся в обществе неписаных нормативов поведения, в сущности, своеобразный сборник социальных предрассудков. Другими словами, мораль – это совокупность принципов и норм поведения, которая ближе всего к слову «приличия» (моральный – это приличный, а аморальный – это неприличный). А вот нравственность определить сложнее. Она близка к такому понятию в религии, как всепрощение, к такому понятию социальной жизни как конформизм, к такому понятию психологии, как бесконфликтность. Проще говоря, если человек внутренне сочувствует, сопереживает другому человеку, то – это нравственный человек. Он более глубок и сложен, чем моральный.
     Поступок человека может оцениваться как нравственный (человек действовал по своему нраву), но не моральный (то есть – вопреки нормам общества). Типичным примером несовпадения «нравственности» и «морали» является поступок Анны Карениной в одноименном романе Л.Н.Толстого. Анна, оставляя мужа, поступает нравственно, то есть согласно своим чувствам и характеру, но аморально, то есть вопреки долгу и нормам общества. Схематично можно представить, что каждый поступок человека является результатом взаимодействия нрава, основанного на его природе и свободе и моральных норм, в основе которых лежит долг и обязанности.
     Есть такой писатель-публицист Александр Никонов – большой любитель эпатировать публику. В легком и веселом тоне он так описал мораль и нравственность будущего общества: «От всей сегодняшней морали завтра останется одно-единственное правило: можно делать все что угодно, непосредственно не ущемляя чужих интересов. Если человек расхаживает голым по улице или занимается сексом в общественном месте, то, с точки зрения современности, он аморален. А с точки зрения завтрашнего дня, аморален тот, кто пристает к нему с требованием «вести себя прилично». Голый человек непосредственно не покушается ни на чьи интересы, он просто идет по своим делам, то есть он в своем праве. Вот если бы он насильно раздевал других, то непосредственно покушался бы на их интересы. А то, что вам неприятно видеть голого человека на улице – это проблема ваших комплексов, боритесь с ними. Он же не приказывает вам раздеться, почему же вы к нему пристаете с требованием одеться?        
     Одним из фундаментальных принципов современной морали является запрет непосредственного покушения на чужое: жизнь, здоровье, имущество, свободу – вот минимум требований. Другими словами, живи, как знаешь, и не суйся в чужую жизнь, если не просят – вот главное правило морали завтрашнего дня. Эта тенденция очень проста: не вмешивайтесь в чужую личную жизнь, господа, даже если она вам активно не нравится – то есть живи сам и дай жить другим! А если вы вдруг захотите сделать что-то такое, что, по вашему мнению, улучшит жизнь человека, сначала узнайте у него, совпадают ли ваши мнения о жизни и ее улучшениях.

                              Нравственное состояние общества
     Хорошо известно, что только у народа, который руководствуется в жизни общечеловеческими принципами, национальное сознание может находиться на высоте, только такой народ способен к духовному росту, к осознанию своей роли в истории человечества. Стремление к высокому нравственному уровню общества особенно необходимо в настоящее время, так как экономика нашей страны находится в катастрофическом положении.
     К глубокому сожалению, имеющиеся разумные предложения по выходу из создавшейся ситуации не могут быть осуществлены по причине отсутствия в обществе, в том числе и среди тех, кто относится к категории власть имущих, достаточного числа образованных, честных и порядочных людей. Людей государственно мыслящих, которые способны трудиться не только ради личного благополучия, а для блага своего отечества. Как говорил знаменитый английский политик лауреат Нобелевской премии Уинстон Черчилль: «Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентирован на следующие выборы, а государственный деятель – на следующие поколения».
     Попытаемся проанализировать последствия, которые влечет за собой состояние нравственного и духовного состояния современного общества.  Для подобного анализа необходимо ответить на многие вопросы, например, такие: до какого дна должен упасть человек, чтобы понять, что он живет неправильно? Очевидно, что мораль меняется, но какова она сегодня? Это мораль абсолютной свободы или чего-то другого?
     Интересно отметить, что думают некоторые социологи о морали будущего общества. Они предполагают, что будущая мораль – это свобода во всем, в свободе лгать, грабить, убивать... Не хотелось бы мне жить в таком обществе. Какое отношение оно будет иметь к цивилизации и прогрессу? Ответ очевиден, – да ни какого! Это возвращение в первобытное состояние и, как результат, самоуничтожение человечества, то есть то, что мы называем омницидом. Не страшно, если бы это исповедовало небольшое количество людей. Но такой образ мышления присущ уже более чем половине мира. И тенденция распространения подобной «морали» набирает обороты.
     Возникает вопрос, как мы пришли к этому? А происходило это исподволь. В духовной жизни общества во всем мире с наступлением XX века наметился заметный спад. Доминирующее положение в нем стали занимать  экономические проблемы и связанные с ними политические и идеологические вопросы: усилия людей оказались, в основном, направленными на накопление материальных благ. Поклоняясь «золотому тельцу», люди пренебрегли общечеловеческими ценностями, перестали думать и заботиться о духовном обогащении, стали игнорировать нравственную сущность своих поступков. Низкий уровень нравственности общества обычно отчетливо проявляется в критические моменты истории: во время революций, гражданских и межгосударственных войн, при нестабильности порядка в государстве.
     Достаточно вспомнить вопиющие нарушения моральных норм в гражданской войне 1918–1921 годах  в России, когда воевал брат с братом, отец с сыном... Или полная невообразимой жестокости Вторая мировая война, завершившаяся атомной бомбардировкой Хиросимы и Нагасаки. Или в настоящее время в мире, когда мы видим бессмысленные войны или эпидемию террористических актов, от которых погибают ни в чем не повинные люди.
     Нравственная сторона, как правило, не принимается во внимание при решении государственных вопросов, когда население, а лучше сказать, народ, не спрашивают, а хотел бы он пойти по тому, или по иному пути развития, в какие мировые блоки вступать государству, с кем дружить  и прочее. Народ – это не стадо баранов! Именно поэтому неблагополучное положение во многих сферах жизни в нашей стране является прямым следствием всех этих просчетов.


               Как меняется со временем уровень нравственности?
     История повествует нам о трансформации нравов во всех общественно–политических формациях, которые пережили люди. Причем, они заметно изменялись, трансформировались из века в век, при переходе одной формации в другую. Что было хорошо для одной формации категорически неприемлемо для другой. Например, мораль нацистской Германии и современного общества являются  диаметрально противоположными. И таких примеров множество.
     В 2005 году был опубликован доклад ООН «Война и мир в XXI столетии», который был посвящен безопасности Человечества. Согласно докладу уровень «военной смертности» во всевозможных конфликтах, начиная с 1950-х годов, неуклонно снижается. Эти свидетельствуют о нарастающей гуманизации общества, особенно за последнюю четверть прошлого столетия. Сокращение принуждения и насилия имеют естественным следствием рост свободы человека. Мы все ближе подходим к реальному воплощению принципа «разрешено все, что не ущемляет интересов других». Принцип этот является, по сути своей, общественной реализацией одной из заповедей Ветхого завета: «не делай другим того, чего не желаешь себе», которая стала на Земле «золотым» правилом нравственности.
     А теперь давайте задумаемся, если все так хорошо, как мы говорим, то почему же повсеместно слышны разговоры о «нашем жестоком веке», «падении нравов»,  «распространении насилия», о «наступлении на свободу слова» и тому подобном?
     Жалобы на «моральное разложение» были во все времена, поэтому оно (то есть «разложение») уже само по себе делает данный тезис сомнительным. Однако более пристальное рассмотрение этого вопроса не дают нам даже малой возможности от него отмахнуться. Другими словами, современный заниженный уровень нравственности, а точнее, безнравственность общества нельзя не замечать, равно, как и игнорировать.
     Мне думается, что одна из причин сомнительности тезиса о «моральном разложении» современного общества заключается в балансе восприятия действительности и наших ожиданий. То, чем был несказанно счастлив первобытный человек – куском мяса мамонта, костром и шкурой на полу пещеры, вызывает смех и ужас у современного человека. Ведь степень нашей удовлетворенности жизнью зависит не от реальных ее условий, а от того, соответствуют ли эти условия нашим ожиданиям. А собственная эпоха видится нам необычайно жестокой, прежде всего потому, что не отвечает опережающему росту наших ожиданий.  Уже более сотни лет по учебникам психологии кочует формула американского психолога Уильяма Джемса, по которой удовлетворенность жизнью равняется дроби, где в числителе успех, а в знаменателе – уровень притязаний,  то есть, чем выше притязания, тем меньше нас удовлетворяют реальные успехи. Другими словами, сейчас «плохо» не потому, что стало реально хуже, а потому что наши моральные нормы существенно выросли.
     Очевидно, что с развитием цивилизации происходит трансформация этических норм, да и по-другому быть просто не может. Очевидным является то, что прошлые эпохи были более трудным временем: гораздо больше было насилия, физической боли, мук голода и прочих страданий. За последние столетия срок жизни значительно увеличился, молодость длится намного дольше. Благодаря достижениям медицины и фармакологии гораздо меньше стало физической боли. Но означает ли это, что люди стали счастливее или более удовлетворенными нынешним положением дел? Вряд ли!
     Давайте посмотрим, что мы имеем на этом поприще сегодня? Какова нравственность современного мира? Вот здесь нам в глаза бросается то, что мир холоден и жесток. В нем почти отсутствует милосердие. Быть милосердным сегодня – не престижно!       
     Когда мы говорим о жестокости мира, то вправе задать множество вопросов. Например, почему у человека нет чувства меры, а есть алчность, жадность и поразительная ненасытность отдельных особей? И вообще, почему в мире больше зла и жестокости, чем доброты и милосердия? Вспомните, с каким омерзением однажды воскликнул Саша Черный:  
                                     
                                        Отчего на свете столько зла,
                                         И какого вкуса жабье мясо?

     Почему цивилизованные люди в XXI веке от Рождества Христова считают себя вправе уничтожать себе подобных путем войн и терактов? Возникает странная мысль: неужели жестокость – необходимый атрибут развития Человечества?
     Посмотрите, вот только-только, в канун XXI века, «цивилизованные» американцы с помощью своего высоко технологичного оружия огнем и мечом насаждали  демократию по-американски, не где-нибудь, а в самом центре Европы (!), подвергнув бомбардировке мирные города Сербии. Этого оказалось мало и они, то же самое стали делать уже в нашем XXI веке в исламском мире (в Ираке и Афганистане). Бесконечный поток людской крови льется сегодня по планете...
     И важно заметить, что прекраснодушные замечания об уменьшении потоков крови на Земле в последние десятилетия не могут нас удовлетворять. Я, как и каждый нормальный человек, хочу жить в спокойном мире, где бы мне ни угрожали войны и конфликты. Я хочу жить в мире, где царят непреходящие ценности и вековые нравственные достижения Человечества. Разрушение этого мира в душе, приводит, как правило, к тяжелым психологическим последствиям. Вспомните, как Ги де Мопассан хотел покончить с собой, когда увидел строительство в самом центре Парижа Эйфелевой башни, которая в его сознании была олицетворением бездушия и холодности мира. Она в его понимании предвещала миру падение традиций и нравственности и была олицетворением засилья всего неживого и искусственного.

                                        Воспитание чувств
     Нас не удовлетворяет уровень нравственности, царящий в государстве. И здесь следует задуматься, что же все-таки означает этот разгул безнравственности в нашей жизни. Здесь господствует только нажива или это целенаправленное отупление народа с помощью телевидения, прессы и массового искусства?
     Как ни странно, но мне приходит на ум знаменитый план Аллена Даллеса, директора ЦРУ в 1953–1961 годах относительно идеологического развала Советского Союза, который был доминирующей доктриной США в 50–70-х годах прошлого столетия. Этот доклад был представлен Конгрессу США. Документ называется «Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР (план Даллеса)». Он настолько откровенен и циничен, что заслуживает быть приведенным, хотя бы частично. Звучит он так:
     «Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного и необратимого угасания его самосознания. Например, из искусства и литературы мы постепенно вытравим его социальную сущность, отучим художников и писателей – отобьем у них охоту заниматься изображением и исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино – все будет изображать, и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать, и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, национализм и вражду народов – все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.
     И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности.
     Мы будем расшатывать, таким образом, поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, и главную ставку всегда будем делать на молодежь – станем разлагать, развращать и растлевать ее. Мы сделаем из нее циников, пошляков и космополитов. Вот так мы это сделаем!»
     У вас не создается впечатления, что план Даллеса удался даже в мелких деталях, не зря этого человека его коллеги называли мастером создавать долгосрочные стратегические планы. Горько, что эта «золотая пуля» попала в цель, благодаря недальновидным советским политикам, бывших во главе государства в 80-х годах прошлого столетия. Обратите внимание: для развала Союза были избраны ни войны, ни революции, ни перевороты, ни даже экономическая блокада, а, как в шахматах говорят – был сделан тихий ход, этот ход сразу не заметен, но очень скоро совершенно меняет положение на шахматной доске. Так вот, этим ходом был избран подрыв нравственных устоев нашего общества. Вот вам пример многогранной и колоссальной силы, которую имеет нравственность в жизни общества и государства.     
     Союз развалился, это очевидно, поскольку он был обречен на это по своей сути, однако наши люди на постсоветском пространстве в полной мере ощутили то падение нравов, которое планировал Аллен Даллес. Почему мы перестали ценить наши традиции, а они глубоки и многонациональны?! Почему мы стали поклоняться чуждой нам американщине, которая вторглась в нашу жизнь со своей идеологией, звучащей так: «это не мои, это ваши проблемы», со стандартной, как бы приклеенной улыбкой, с английским суржиком – всеми этими «брендами», «инвойсами», «кастингами», «ваучерами», с восклицаниями типа «вау!», «о’кейно!» или «бьютифульно!» и прочим словесным хламом?
     И все же почему мы стыдимся своего родного?
     Отвечаю: потому что оно высмеяно последователями А.Даллеса. Посмотрите, даже в мелочах: за особый шик считается сегодня праздновать свадьбы по американскому образцу (наших обрядов мы стыдимся). Новый год мы начали праздновать не с Дедом Морозом и Снегуркой, сказочными персонажами нашего народа, а с американским Санта Клаусом. На днях рождения у нас теперь не поется замечательная и традиционная цыганская здравица:
                                Наш хор поет напев старинный,
                                         И слова текут рекой
                                  К нам приехал наш любимый,
                                  Валерий Николаич, дорогой!
Поется же совершенно чуждая нашему народу американская: «Хеппи бёздей ту ю…», а о чем поется в ней, не все поющие понимают. Но это модно, а значит престижно и этому, что, важнее всего, радуются наши американские «друзья».                             
     Поразительно, но все сказанное произошло за какие-то 15 лет – с середины 1980-х до конца 1990-х годов. Можно представить себе интенсивность атаки на психологию людей со стороны наших средства массовой информации – это они все сделали! Телевидение сегодня самое сильное средство воздействия на психику человека. Посмотрите, что оно нам показывает. Кино США, фильмы, которые в Штатах запрещены и, которые переполнены насилием – они на нашем рынке. На экране царит безвкусица, дешевые детективы, телевизионные сериалы по 120 серий. Отсюда, как подражание – сюжеты и фабула современных постсоветских фильмов – прославление богатых или очень богатых людей, все миллионеры с «красивой жизнью». Все, как минимум, банкиры! Суперавтомобили, яхты, конюшни с элитными лошадьми, особняки или усадьбы. Куда идти дальше. Рядовой следователь,  оперуполномоченный или милиционер в чине капитана ездит по делам как минимум – на «Мерседесе – SL 500» (!).
     А мультипликационные фильмы из Штатов? Достаточно глянуть на Диснеевский канал «Jetix», который мог быть создан только умалишенными. Я слышал, как сами дети говорят, имея в виду мультфильмы этого канала: «Давай посмотрим дебилов».
     И все раскручивается дальше. Рекомендую зайти в любой книжный магазин. Не думаю, что вам удастся там найти произведения А.С.Пушкина, В.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, А.П.Чехова – это жемчужины мировой литературы. Их в школах не изучают, они заграничные писатели, да и пишут не на украинском, а на русском языке. Но, друзья мои, почему же тогда нашим детям в школе исправно и методично вдалбливаются сомнительные ценности от англо-американского героя – Гарри Поттера! Создается впечатление, что в МОН Украины окопались враги своего народа! Ладно, россияне и англо-американцы, но где в магазинах классики украинской литературы? Тараса Шевченко мы сможем купить, а остальное? Где Иван Франко, Михайло Коцюбинский, Леся Украинка? Полки сплошь заняты низкопробными детективами, которые раньше назывались бульварной литературой, а сегодня их можно назвать литературными «мылами» – книгами Д.Донцовой, В.Воронина, К.Васильевой и другими, имен которых я не знаю, да и знать, собственно, не хочу!
     А сколько грязи и разгула порнографии мы видим Интернете?! Не боюсь показаться не популярным, но думаю, что в сферу информации давно просится  государственная цензура. Ведь никто же не сомневается, что демократия – это не вседозволенность, почему же она может быть главным принципом работы средств массовой информации?
     Возникает вопрос: а задумывался ли когда-нибудь владелец любого средства массовой информации об уровне влияния этих средств на сознание людей. Только и слышно со всех сторон: «А вы читали в сегодняшней газете...?» или «О, я сегодня смотрел по телевизору, так вот там…». Люди сегодня черпают информацию о жизни мира, государства, города из средств массовой информации.
     И это не только, даже не столько информация – это воспитание! Что же мы имеем сегодня в средствах массовой информации? Несколько наблюдений.  Во-первых,  газеты считают, что говорить о людях доброе – это стыдно. Нет, сказать можно, но в начале заплатите. А бесплатно? Да мы лучше прослывем желтой прессой, чем доброй. Поэтому пишут только о недостатках. А если их нет, то не пишут вообще! Или еще хуже – пишут неправду или искажают ее, подавая материал под иным углом зрения, чем есть на самом деле!
     И вот я думаю, за что же мы так не любим свою Землю, своих предков, лежащих в этой Земле, своего отечества, его культуры и традиций, если готовы раболепствовать перед людьми низкопробной нравственности и культуры!

                                   Нравственность в медицине
     Все, что происходит в обществе, непременно проецируется на медицину. Поэтому необходимо осмысление того, как состояние общественного сознания отражается на нравственности в медицине. Особенностью современной интеллектуальной жизни нашего государства является существование различных, порой противоположных, нравственных ориентаций. В этих условиях вопрос о морально-этическом самосознании врача приобретает особую остроту.
     Профессиональная медицинская этика – это то, что мы называем «нравственным подходом», была сформулирована очень просто  – «primum non nocere», что переводится, в зависимости от глагольной формы – «прежде всего, не навредить» или «прежде всего, не вреди», есть ни что другое, как подчинение себя интересам больного. Даже присяга врача, которую не дают представители ни одной другой мирной профессии, подчеркивает уникальность врачебной деятельности. В своей книге «Путь к очевидности» писатель Иван Александрович Ильин цитирует письмо их семейного врача, который следующим образом говорит о факультетском обещании (так называлась в старину университетская присяга врача): «Врач обязывается к самоотверженному служению, он обещает быть человеколюбивым и готовым к оказанию деятельной помощи всякого звания людям, болезнями одержимыми; он обязывается безотказно являться на зов; по совести помогать страждущему... Служение врача есть служение любви и сострадания... Если этого нет, то нет главного двигателя, нет «души» и «сердца». Тогда врачебная практика становится отвлеченным «подведением» больного под абстрактные понятия болезни и лекарства».    
     Поэтому и сегодня любовь к ближнему является не просто желательной или предпочтительной нормой поведения. Это – краеугольный камень бытия, без которого все – и, конечно, жизнь, лишается смысла. Врачевание – это профессия, подразумевающая «делание добра». Как писал в XVI веке  Т.Парацельс: «…важнейшая основа лекарства – это любовь».
     Аксиомой является утверждение, что нравственность является одной из главных составляющих милосердной доктрины медицины. Это, безусловно, так, но нравственность сама по себе не может быть врожденным качеством души – ее необходимо культивировать. Она является продуктом общества и воспитания, из чего следует, что в медицинском образовании это направление должно иметь достойное место. Образование, таким образом, имеет огромное значение в воспитании нравственности. Характер нравственной атмосферы, бытующей в медицинском вузе, определяет воспитание будущего врача. И какова эта атмосфера – такие врачи выходят из его стен. Иногда авторитет вуза настолько высок, что одного названия достаточно, чтобы представить себе какой специалист перед вами. Оксфорд и Кембридж, Гарвард и  Принстон, Сорбонна и МГУ – это визитные карточки, которые весьма редко не соответствуют их престижу. Надеюсь, что наш университет тоже будет из этого перечня!
     Но вернемся к нашей теме. Нравственностью должна быть пронизана учеба и сама жизнь студенчества. Атмосфера, царящая в вузе, должна у студента вызвать ощущение того, что именно сейчас, вот здесь он приобщается, как к таинству, к особой и величайшей сфере деятельности человека – врачеванию.
     Атмосфера медицинского университета, первые посещения клиник создают условия для того, что будущий  врач начал понимать, что врачевание – это особая, специфическая форма человеческой деятельности, где в профессионализм вплетаются особые черты характера, как гуманность, сострадание, сердечность. Я неоднократно видел, как студенты стараются осмыслить необычность будущей деятельности. Очень рано они начинают понимать, что призвание быть врачом определяет и отношение к учебе, и будущие установки. Он сам видит, начиная с третьего курса, что одни знания в профессии ничего не определяет. Парадокс, но, между нами говоря, – можно быть прекрасным профессионалом, и никудышним врачом!
     Поэтому, говоря о медицине будущего, мы  категорически не можем допустить, чтобы при приобретении медициной своего нового лица такие общечеловеческие ценности, как «милосердие», «забота», «сострадание»  были забыты. К счастью, но, несмотря на огромное влияние, которое оказывает мораль общества на нравственную атмосферу, царящую в медицине, все же два института – это семья и медицина – являются последним оплотом, который еще сохраняют общечеловеческие нравственные устои. Поэтому, мы не можем допустить, чтобы медицина лишилась самодостаточности, а моральные ценности стали бы рассматриваться как более или менее удачно используемые средства для достижения поставленных перед собой целей. Общественная «польза» и «благо» могут стать критериями моральности поведения и поступков, где благо часто трактуется как польза для самого себя. Очевидно, что в перечне возможных польз, опять же в рамках подобной этики, ведущее место занимает польза экономическая.
     Вот вам пример подобного взгляда. Несложные экономические расчеты приводят к выводу, что больной финансово обременителен для общества. Именно это суждение становится исходным и определяющим в той «морали для врачей», которую предлагает популярный и почитаемый многими, немецкий философ и поэт Фридрих Ницше. В его философии логика прагматической этики представлена наиболее последовательно. В работе «Сумерки кумиров или как философствовать молотом» Ф.Ницше предлагает следующее содержание морали для врачей: «Больной – паразит общества. Прозябание в трусливой зависимости от врачей и искусственных мер после того, как потерян смысл жизни, право на жизнь должно бы вызывать глубокое презрение общества. Врачам же следовало бы быть посредниками в этом презрении – не рецепты, а каждый день новая доза отвращения к своему пациенту... Нужно создать новую ответственность…врача, для всех случаев, где высший интерес к жизни,… требует беспощадного подавления и устранения вырождающейся жизни – например, для права на зачатие, для права быть рожденным, для права жить... Не в наших руках воспрепятствовать нашему рождению: но эту ошибку – ибо порою это ошибка – мы можем исправить. Если уничтожаешь себя, то делаешь достойное величайшего уважения дело: этим почти заслуживаешь жить...»
     Поистине, от такой философии в пору содрогнуться!
     Но Ф.Ницше не одинок. Сходные идеи, но выраженные в более мягкой форме, проповедовал известный английский священник и ученый Томас Мальтус, основоположник теории перенаселения, которое, по его мнению, возникает из-за безграничного размножения живых существ на Земле и отставания экономики от роста населения. В своей книге «Опыт закона о народонаселении» он писал, что природа сама регулирует количество людей на планете и в ее «естественный порядок» нельзя вмешиваться. Следуя этой логике,  врачебная  деятельность является противоестественной, так как спасение «лишних людей» препятствует природной регуляции количества людей, живущих на Земле.
     В противовес философии Ф.Ницше и идеям Т.Мальтуса, у которых, к сожалению, есть множество последователей, в христианской этике смысл человеческой жизни непосредственно связан со служением ближнему, а сама жизнь бесценна!  В связи с этим врачевание, по сути дела – одна из уникальных человеческих профессий, смысл и назначение которой максимально совпадает с «деланием добра».
     Не случайно первая модель социального института здравоохранения как деятельного проявления милосердия и человеколюбия была реализована в христианских монастырях. Глубоко символична красно-крестная символика международной организации медицинской помощи и милосердия (то, что мы теперь называем «Обществом красного креста и красного полумесяца»), и на которое уповают сегодня во многих неблагополучных районах мира.
 
                    Нравственности и профессиональная мораль 
    Независимо от того, на каком континенте работает врач или в какой стране живет пациент, несмотря на существующие временные и пространственные границы, во врачебной морали существуют непреходящие ценности. Вопреки культурно-национальным различиям между людьми, ценности жизни и милосердия одинаково принимаются всеми врачами и пациентами. Таким образом, к принципиальным особенностям профессиональной врачебной морали относится ее универсальный или всеобщий характер.  
     Вопросы морали неизбежно встают перед будущим врачом еще в вузе. О них очень рано начинают задумываться студенты, а первым толчком к этому обычно является знакомство в курсе «История медицины» с «Клятвой Гиппократа». В «Клятве» собран свод нравственных медицинских законов, это своеобразный кодекс чести врача. По выражению крупнейшего канадского нейрохирурга Уайлдора Пенфилда, в ней «заключены вечные истины, которые не может изменить время».       
     Принципы профессиональной врачебной этики, сформулированные Гиппократом, должны быть сориентированы не на личное индивидуальное благо врача. Поведение врача, как с точки зрения его устремлений, так и с точки зрения его поступков должно мотивироваться интересами и благом пациента. «В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, не праведного и пагубного», – писал Гиппократ.
     Отношение врача к больному и здоровому человеку, изначально ориентированное на заботу, помощь, поддержку, безусловно, является основной чертой профессиональной врачебной этики. Гиппократ справедливо отмечал непосредственную зависимость между человеколюбием и результативностью профессиональной деятельности врача. Человеколюбие непосредственно влияет на успех врачебной деятельности, в значительной степени определяя меру врачебного искусства. Гиппократ  писал: «Где любовь к людям, там и любовь к своему искусству». Задача этики, и общей, и профессиональной, заключается не только в том, чтобы перечислить основные для данной специальности ценности, а связать их в определенное практическое нравоучение.

                           Гуманизм и профессиональная этика
     Говоря о гуманизме, я хочу начать с того, что в обществе бытует фраза о растущем бездушии в среде медицинских работников. Может быть – это и имеет место, но с чем мы сравниваем? Более того, я никогда не видел, чтобы кто-то из будущих врачей поверхностно или легковесно подходил к вопросам сочувствия к больному. Это просто невозможно, поскольку сама суть медицинской профессии не может существовать без сочувствия и участия к страдающему человеку, они органически вплетается во врачевание. Первый подход к больному, первый укол, первый разрез ставит перед медицинским работником эти вопросы, поскольку любое медицинское действие приводит к субъективной оценке его больным и здесь врач «словом и делом» компенсирует и боль, и опасность, и переживания больного, и прогноз развития событий, если он не благоприятный.
      Следует иметь в виду, что существо медицины с ее грандиознейшей индустрией жизни и смерти является одним из ярчайших примеров гуманизма. Гуманизм в медицине составляет ее этическую основу. В отличие от других наук медицина тесно связана с судьбой человека, его здоровьем и жизнью. Отсюда вытекают и особые нравственные качества медицинского работника.
     Мы знаем огромное число примеров, когда гуманистические начала в деятельности врача и ученых в сфере медицины  приводили к истинным подвигам. Не случайно австрийский врач, публицист и общественный деятель, профессор Гуго Глязер (1881–1976), будучи исключительным пропагандистом высокого звания врача, в своей знаменитой книге «Драматическая медицина (Опыты врачей на себе)» писал: «Медицина,  которая служит человеку,  слагается из  искусства  и  науки,  и над  ними  простирается чудесный покров героизма, без которого не может быть медицины».
     Следует отметить, что вся история мировой и отечественной медицины является ярким примером беззаветного служения медицинских работников своему делу. Золотыми буквами в историю медицины вписан подвиг одного из крупнейших российских терапевтов первой половины XIX века Матвея Яковлевича Мудрова, судьба которого была трагична – он умер,  заразившись холерой во время борьбы с эпидемией этой  болезни.
     Не менее известна и поучительна история, связанная с именем Макса Петтенкофера, известного баварского микробиолога, который для доказательства собственной точки зрения выпил содержимое пробирки с живой культурой холерного вибриона. К счастью, все это благополучно завершилось, но каковы мотивы подобного поступка!
     Два отечественных ученых профессор Г.Н.Минх и профессор О.О.Мочутковский прививками на самих себе доказали заразительность крови при возвратном и сыпном тифе. В этих экспериментах с помощью самозаражения  была доказана заразительность крови больных различными паразитарными тифами. А наш соотечественник Д.К.Заболотный осуществил  самозаражение живой культурой холерного вибриона  для доказательства возможности иммунизации человека против холеры.
     Не менее поучительным с точки зрения гуманности является пример отечественного врача, философа и выдающегося общественного деятеля А.А.Богданова, одного из создателей РСДРП(б), который был правой рукой В.И.Ленина. По профессии он – врач и в советское время организовал первый в мире Институт переливания крови. А.А.Богданов  придерживался точки зрения, что обменные переливания крови имеют положительное влияние на организм с точки зрения его омоложения. Будучи директором института, он становится пропагандистом этого метода для применения его на практике. Для этого А.А.Богданов проводил опыты на самом себе. Не рассчитав детали, после одного из обменных переливаний крови он умер. Это поставило А.А.Богданова в ряды отечественных ученых, которые в интересах науки проводили эксперименты на самих себе.
     Приведенные примеры – предмет врачебной гордости, однако они составляют ничтожную часть случаев, которыми изобилует история медицины. Можно только поражаться самопожертвованию ученых, которыми двигали интересы истины и человеколюбия! Ради этого они жертвовали своим здоровьем, а многие и жизнью, в интересах истины заражая себя смертельно опасными микробами и вирусами (чумы, холеры, желтой лихорадки, сибирской язвы, сифилиса) или испытывая на себе яды и смертоносные вещества. Но есть жертвы еще более героические, когда пробы проводятся не только на себе, а и на самом дорогом – на своих детях! Все знают, что Эдвард Дженнер первую пробу вакцинации против оспы осуществил на 8-летнем мальчике Джеймсе Феппсе, но мало кто знает, что вторым испытуемым у Э.Дженнера был его собственный сын! Но это не единственный подобный случай! Джонас Солк, создавший вакцину против полиомиелита, прежде чем приступить к клиническим ее испытаниям, сделал прививки трем своим сыновьям. А Альберт Сейбин, который создал собственную, но только живую противополиомиелитную вакцину, вначале испробовал ее на своих дочерях. Академик А.А.Смородинцев, после получения живой полиовакцины в Советском Союзе, решился, казалось бы, на неслыханное – он для пробы ввел ее своей внучке... Все, к счастью, обошлось благополучно. Несмотря на спорность аргументов, я все же задам вопрос: скажите мне, если это не подвиги, то, что это такое?! Некоторые говорят, что – это не подвиги, а амбициозная жестокость, но скажите мне, на ком кроме детей можно проверить безвредность полиовакцины, которая и была, собственно, создана для детей?
     После всего сказанного мы можем представить себе, каково было бы лицо современной медицины, если бы не было этих подвижников и их деяний во имя Человечества.
     К счастью, уже давно отпала необходимость в подобных героических поступках, но каждая эпоха выдвигает свои подвижнические задачи. Мне думается, что в перспективе героизм врачевания будет состоять в той смелости наших коллег при применении новых методов лечения, которая нужна для принятия ответственных решений, без оглядки на последующую оценку твоей деятельности, поскольку эти решения принимаются врачом в интересах здоровья и жизни людей.
     И последнее, может быть самое важное из всего сказанного сегодня. Мир уже давно пришел к мысли, что врач – это не профессия, это призвание! А как можно определить, что такое врачебное призвание? Мне думается, что призвание врача – это свойство души, имеющей склонность к ярко мотивированному, бескорыстному и милосердному врачеванию. Очевидно, что, оно должно быть глубоко осмысленным и профессиональным.  Врожденная любовь к людям и сострадание – вот истоки призвания врача. Настоящие врачи – это люди, которым не нужны деньги. Им нужна наша жизнь, они борются за нас, даже когда мы потеряли веру, надежду, смирились со смертью, они заставляют нас жить, и они счастливы этим! Они победили! И это главная награда для врача – знать, что чья-то жизнь спасена. Вы знаете много таких людей? Мне повезло, я знаю!
     Истоки врачебной бескорыстности восходят к глубокой древности. Первый лекарь Киевской Руси, которым считается Агапит Печерский, был врачом «безмездным», то есть прославился своей безвозмездной помощью больным.
     А французский писатель Андре Моруа в статье «О призвании врача» говорит следующее: «Завтра, как и сегодня, будут больные. Завтра, как и сегодня, понадобятся врачи. Как и сегодня, врач сохранит свой сан жреца, а вместе с ним и свою страшную, все возрастающую ответственность. Медицинская наука станет еще точней, ее оснащение приумножится, но рядом с ней, как и сегодня, будет стоять, сохранит свое место в медицине врач классического типа – тот, чьим призванием остается человеческое общение с пациентом. И как прежде, он будет утешать страдальцев, и ободрять павших духом... Завтра, как и сегодня, человек в медицинском халате будет спасать жизнь страждущему. И жизнь врача останется такой же, как сегодня, – трудной, тревожной, героической и возвышенной».
     Выдающийся немецкий писатель и гуманист Вольфганг Гете говорил: «Самое изумительное из того, что создала природа, – это личность человека». И задача врачевания – сохранять это чудо природы, охраняя его физическое и нравственное здоровье. Поэтому можно только порадоваться, что сегодня, на фоне растущих технологических и интеллектуальных возможностей современных врачей, раздается немало голосов в пользу возврата медицины к прежним ценностям – гуманизму и нравственности, к сожалению, более высоким, чем их современное состояние.
     Сегодня я много говорил об изнанке жизни в смысле нравственного состояния общества, о его маргинальных проблемах, которые прямо ли, косвенно ли, но отражаются на врачевании. Я не коснулся совершенно того, что же нам нужно делать? А это, дорогие мои, должен решить для себя каждый из присутствующих. Именно поэтому закончить я хочу сегодняшнюю встречу словами Квинтилиана, сказанными им в «Обучении оратора»:  «Dictitur ad narrandum, non ad probandum» («Говорят для того, чтобы рассказать, а не для того, чтобы доказать»). Именно в этом я вижу свою задачу – так изложить факты, чтобы пробудить у вас желание проникнуть в существо моих мыслей и чувств и додумать то, что было недосказано!
     Благодарю за внимание и терпение, думаю, что за него вам воздастся. Как сказано Ветхом завете и в Нагорной проповеди Иисуса Христа (вот уж кладези мудрости): «Блаженны, кто терпеливы и блаженны алчущие правды, ибо они насытятся!».
   И, наконец, последнее, то ради чего я прочитал вам эту Актовую речь. А сделал это я в канун нашего праздника. Поздравляю вас всех с днем рождения  нашего Университета, с нашим Праздником Вас, дорогие мои! Желаю здравствовать вам и членам ваших семей. И пусть ваши  близкие приносят вам только радость и никогда вас не огорчают. А Университету нашему желаю и дальше двигаться вперед к новым победам!