Что касается лечения, то при опросе по истории заболевания уточняют, какой лекарственный препарат и когда был назначен, принимал ли его больной (об этом спрашивают специально, поскольку в половине случаев назначенные в амбулаторных условиях лекарственные средства больные не принимают), какой была суточная доза (доза обычно определяется опрашивающим врачом исходя из числа таблеток, которые больной принял за сутки), каковы были регулярность и длительность приема.

Отсутствие в той или иной степени эффекта от лекарственной терапии может быть обусловлено следующими причинами: 

а) назначение не по показаниям (как правило, из-за неверной диагностики болезни);
б) недостаточная суточная доза;
в) преждевременное прекращение лечения;
г) особенность течения самой болезни, когда в принципе отсутствует метод кардинального ее излечения;
д) некомплаентность больного. 

На все эти вопросы должны быть получены однозначные ответы, что позволяет не только извлечь дополнительную информацию для диагностики болезни, но и сориентироваться в стратегии лечения больного и избежать ранее допущенных врачебных ошибок. Эффективность ранее проводимого лечение за рубежом выясняют по динамике субъективных и объективных симптомов болезни, лабораторных и инструментальных данных. Приведем конкретный пример. 

Мерказолил блокирует продукцию гормонов щитовидной железы, и если больная с несомненным диагнозом диффузного токсического зоба утверждает, что ранее курс лечения этим препаратом не устранил симптомы тиреотоксикоза, то возможны следующие причины. Прежде всего диапазон терапевтически эффективной дозы достаточно широк, от 5 до 40 мг/сут., поэтому назначение мерказолила в низких или средних дозах может не устранить симптомов тяжело протекающего тиреотоксикоза. Более того, максимальный эффект от лечения мерказолилом наступает через 2—3 нед., поэтому обычно его назначают в комбинации с p-блокаторами, снимающими симптомы тиреотоксикоза в течение 1—2 сут. Если же Р-блокаторы не назначаются, то отсутствие отчетливого терапевтического эффекта в первые недели от начала монотерапии мерказолилом может послужить поводом для врача, а вместе с ним и больного к сомнению в диагнозе диффузного токсического зоба и преждевременной отмене специфического лечения. 

Однако более часто встречаются ситуации, когда хороший эффект от лечения мерказолилом служит поводом для преждевременной его отмены, что, естественно, ведет к рецидиву болезни, так как для индуцирования устойчивой ремиссии диффузного токсического зоба необходимо непрерывное лечение мерказолилом как минимум в течение года. Тем не менее лечение этим препаратом, проведенное по всем правилам, не всегда оказывается эффективным, что указывает на необходимость изменения тактики лечения, например проведения оперативного лечения диффузного токсического зоба.

Когда у больной с умеренным увеличением щитовидной железы и слабо выраженными малоспецифическими симптомами тиреотоксикоза назначение мерка-золила не только не улучшает общего состояния, а наоборот — стремительно развиваются и прогрессируют симптомы гипотиреоза, увеличивается в размерах щитовидная железа, такая динамика симптомов должна быть поводом для пересмотра предполагавшегося диагноза диффузного токсического зоба и обычно указывает на зоб Хашимото, для которого на начальном этапе болезни характерны явления легкого тиреотоксикоза, быстро переходящее в гипотиреоз под действием специфического лечения или самостоятельно.